Строка новостей
Домой » Северная Корея » Северная Корея. Почувствуйте себя марсианином. Шоу Ариран

Северная Корея. Почувствуйте себя марсианином. Шоу Ариран

Сегодня я публикую очень интересный рассказ-интервью Антона по такой закрытой стране, как Северная Корея. С Антоном мы вместе путешествовали в Европе и в Азии: Испания, Франция, Мьянма, Таиланд.

Таможенные правила — «Потемкинские» маршруты — Шоу «Ариран» — Как передвигаются иностранцы по Северной Корее — Не парадная Северная Корея – Почувствуйте себя марсианином

Северная Корея

Таможенные правила

В Северную Корею запрещен импорт любой техники, имеющей GPS или умеющей звонить. iPad удалось протащить туда очень простым способом: они еще не очень знакомы с этой техникой. iPhone 4 не удалось провезти под видом iPod, так как пограничник уже встречался с ним. Он при нас достал его из чехла и показал нам SIM-карту. Запрещено. Изъятые у туристов телефоны кладут в специальный сейф на таможне и возвращают в целости и сохранности при вылете.

GPS в iPad позволяет записать маршруты. Маршруты интересны тем, что обнаружилось, что нас всегда возили по одним и тем же дорогам. То есть можно проехать по прямой из пункта А в пункт Б, а нас всегда возили только по маршруту, даже если приходилось ехать совсем в другую сторону. Объясняется это тем, что в Пхеньяне только вокруг некоторых основных дорог возведены высотные здания.  Все остальные районы были одноэтажными, застроенные типичными северокорейскими домами, которые «нельзя показывать». Для записи треков использовалась программа MotionX GPS Pro HD.

Также на каждой более-менее крупной остановке я снимал быстрые панорамы на iPad с помощью программы Occipital 360 Panorama, все снятые панорамы по Северной Корее можно посмотреть по этим ссылкам:

http://occipital.com/user/0092-530741/anton-anton/4/ ^(https://landsurveyorsblog.org/goto/http://occipital.com/user/0092-530741/anton-anton/4/)

http://occipital.com/user/0092-530741/anton-anton/5/ ^(https://landsurveyorsblog.org/goto/http://occipital.com/user/0092-530741/anton-anton/5/)

Ариран – это народная северокорейская песня типа русской «Катюши».  Шоу проводится на огромном стадионе в Пхеньяне, размером с полтора стадиона Спорткомплекса «Олимпийский» в Москве.

На трибуне напротив трибуны зрителей сидят школьники и формируют картины. Каждый «пиксель» этой картины – это школьник с книжкой. И по команде режиссера школьники открывают книги на нужном месте. Вместе получаются невероятно красочные панорамы.

Землемер: То есть это детский труд?

Да, там есть и дети, и взрослые. В одном представлении занято порядка 150 тысяч человек. Они не все одновременно на сцене. Участие в шоу абсолютно добровольное или лучше сказать добровольно-принудительное. За свое выступление они не получают денег. Может быть, какие-то поблажки на работе. Это то шоу, которое капиталистическая экономика создать не может. Так как если каждому заплатить даже минимальную сумму, то никакого бюджета не хватит.

Начинается шоу с рассказа истории Кореи с древнейших времен до победы Ким Ир Сена. В Северной Корее летоисчисления два. Одно, официальное, идет со дня рождения Великого Вождя товарища Ким Ир Сена. То есть сейчас идет сотый год. И второе – это общемировое, которым они почти не пользуются.

Билеты на шоу стоят для иностранцев на хорошие места порядка 100 евро, для местных – в сто или даже тысячу раз дешевле. Для иностранцев билеты выполнены в полноцветной печати, для местных – как у нас раньше были талончики в трамвае.

Землемер: Как вы узнали про билеты?

Мы выходили вместе с северными корейцами и увидели эти билеты у них в руках. Причем организовано все достаточно четко. Зрителей очень много, но процесс входа, выхода и рассаживания по автобусам происходил очень организованно, почти с песнями про Вождя, как будто это были не обычные зрители, а армейские роты. И автобусы сразу разъезжаются. Все абсолютно четко. То есть северные корейцы очень организованны.

Землемер: Да, я тоже встречал, что японцы, южные корейцы, китайцы любят быть вместе, они очень организованные не только у себя в стране, но и на отдыхе. Старший группы им говорит, что делать, они сразу встают и идут все вместе. Но вернемся к шоу.

Шоу на удивление очень хорошее. На современном техническом уровне — много проекторов, лазеров. Они делают его около пяти лет, и оно идет с мая по конец октября. Шоу проходит раз в неделю – раз в две недели. Причем складывается впечатление, что шоу рассчитано не на туристов. Это как некоторое знаковое явление внутри страны, что «мы тоже можем».

Очень понравилась синхронность в шоу. Там задействовано огромное количество людей, и все абсолютно синхронны. Причем видно, что это не профессиональные исполнители, а обычные люди — врачи, учителя, забойщики, угольщики, слесари, и все они участвуют в шоу.

Землемер: Насколько я знаю, у них есть работа, а есть свободное время, которое они задействуют на тренировках.

Да, да, Правительство старается использовать, не оставлять жителей страны и во время отдыха, предоставляя им готовый, «добровольно-принудительный» вид досуга.

Во время шоу певица абсолютно вживую исполняет песню про Ариран, про несчастную любовь мальчика и девочки. Грустная история. Это одна из немногих вещей в стране, которая не касается темы северокорейского коммунизма.

В шоу очень красивые, разнообразные  костюмы. Шоу идет час-полтора. Но ощущения от шоу просто непередаваемые. Это просто восхищение. Ты выходишь после шоу, и у тебя чувство, что ты выиграл на олимпийских играх. Непонятно, как такое количество людей можно собрать, синхронизировать и организовать.

Единственное, нет никакого перевода, все шоу проходит на корейском языке. Даже на китайский. В Северной Корее вообще большинство туристов из Китая. Есть какое-то количество туристов даже из Японии и США, хотя, по идее, им туда запрещено въезжать. Много европейских туристов, которые тоже вынуждены передвигаться в группах, так как это обязательно для всех иностранцев.

Как передвигаются иностранцы по Северной Корее

Передвижения туристов по стране строго регламентируются. Всех на ночь закрывают в гостинице. Официально про ограничения никто не говорит. То есть официально никто не запрещает, например, выйти из гостиницы и пойти в город. И мы как-то вечером попытались выйти за ворота. Причем гостиница для туристов стоит на острове, а на остров ведет только один мост. На мосту стоит шлагбаум и КПП. Мы выходим из гостиницы, проходим КПП. И вслед нам следует луч прожектора. Мы поняли, что если продолжим идти, то за нами приедет автобус с какими-нибудь перепуганными северными корейцами, и нас очень настойчиво попросят вернуться в гостиницу.

Там не считается, что где-то опасно. Напрямую никто ничего не ограничивает и не запрещает. Северокорейцы говорят, зачем смотреть что-то постороннее. «Что вы тут смотрите, здесь грязно, что тут смотреть. Вот лучше пойдем завтра на памятники смотреть, там красиво».

То же самое и с любыми попытками свернуть с намеченного маршрута. Мы хотим на каток – каток на ремонте. Мы хотим на восток страны – там ремонт дороги. Мы хотим в парк аттракционов – по вторникам (именно сегодня) и в дождь парк не работает.

Не парадная Северная Корея

Мы очень долго говорили гидам, чтобы они нам устроили прогулку среди обычных граждан. На удивление, это получилось. Правда, после большого скандала. Звонили в Москву, потом в северокорейское министерство по туризму, потом «высокие товарищи» пропесочили гидов. Гиды были страшно недовольны.

Тем не менее, мы получили две прогулки. Одну прогулку мы получили ночью по Пхеньяну во время дождя. Мы промокли насквозь как мыши. Увидели кусочек обычной жизни, когда какие-то ребята сидели под деревом и резались в настольную игру, распивая водку. Естественно, гиды запретили использовать любую технику для фотографирования.

Второй раз уже перед отъездом погуляли по Пхеньяну среди обычных людей. Это было такое пьянящее чувство, что тебя выпустили из этого автобуса.

Землемер: То есть ты концу поездки начинаешь себя чувствовать чуть ли не узником?

Да, причем понимаешь, что именно тебе не показывают и скрывают от глаз, и, прожив некоторое время в СССР, ты четко знаешь, куда тебе надо смотреть, чтобы увидеть то, что тебе не показывают. Думаю, что другим иностранцам это не настолько понятно, мы же легко читаем между строк.

Землемер: Что в обычных людях, может что-то обратило внимание, поразило?

В принципе северокорейцы – обычные люди. Они, конечно, достаточно бедно живут. Видно, что они до макушки загружены идеологией. Как собственно и в СССР, живут не благодаря, а вопреки.

Но при этом абсолютно нормальная ситуация, когда стоит человек на главной аллее, главной магистрали города и мочится на фонарный столб. Это абсолютно в норме и никаких проблем с этим нет.

Землемер: Да, да, в Италии то же самое. Там абсолютная норма для мужчин спокойно подойти к стене любого дома и помочиться.

Ну, это скорее демократия.  А в Северной Корее серьезная пропаганда.

Почувствуйте себя марсианином

Нас очень поразила еще одна прогулка. Мы ездили в Кесон. Это пограничный с Южной Кореей город. Весь город – это военная часть. Но непонятным образом нам выбили прогулку. Мы прошли буквально метров восемьсот. Мы спустились с холма с очередным памятником очередному Вождю, и просто прошли к гостинице мимо 5-6 домов.

Гиды сразу попросили мою девушку не курить, потому что там женщины в принципе не курят. Все мужчины всегда курят, а все женщины никогда не курят. В этом есть определенный смысл для государства: так и акцизы с сигарет собираются, и генофонд нации не портится.

Гиды опять потребовали убрать все фотоаппараты и постарались максимально сократить время прогулки.

Когда мы вошли в город, на нас люди смотрели не просто как на инопланетян. Это мягко сказано. Они скорее были в шоке.

Один из моментов. Северная Корея – это страна утренней свежести. То есть там идут дожди, реки периодически выходят из берегов и наносят на дороги ил. Ил убирают. И вот стоит группа дорожных рабочих. Двое держат тачку, один подбирает лопатой ил и грузит его в тачку. Мы проходим. Он за нами наблюдает. Движение лопатой у него продолжается, но корпус поворачивается за нами. И он, пораженный зрелищем туристов-инопланетян, продолжает работу и  сыпет ил не в тачку, а на ноги другого рабочего.

Дети тоже были просто в полном восторге.

Землемер: То есть были какие-то улыбки, и дети к вам побежали?

Да. Не было никакой враждебности, просто искреннее удивление. Дети держали дистанцию, но при этом глазели на нас во все глаза. А одна девочка просто бегала кругами. Она оббегала нас спереди, повернув голову назад. Как она никуда не врезалась, непонятно. Обходила нас по дворам назад  и опять пробегала мимо нас. Так она повторила не менее 5-6 раз.

Навстречу и попутно с нами шли и ездили на велосипедах люди – абсолютно все головы были повернуты в нашу сторону. Потрясающее ощущение.

Мы вышли на площадь. Там стоял храм. Мы сказали гиду, что хотим его сфотографировать. Гиды согласились, храм можно фотографировать. Понятно, что эта пагода никому из нас и не нужна была – мы фотографировали и во все глаза смотрели вокруг. Рядом стоял многоэтажный дом. В Северной Корее вообще вдоль площадей застройка выше, чем вдоль дорог. И какой-то мужчина видимо очень хотел посмотреть на нас с балкона. Но, видимо, не очень культурно выйти на балкон просто так и глазеть на нас. Он вышел на балкон с оконной рамой! Он просто вынес раму в руках, как будто что-то делает, и смотрел сквозь эту раму на нас. Было полное впечатление, что мы какие-то марсиане с рожками, антеннками.

Землемер: То есть у вас шок не от окружения, а от того, что ты так не просто идешь по миру как обычно, а идешь так, как будто каждый твой шаг вызывает в этом мире возмущение, вихрь?

Да, так. Нет абсолютно никакой агрессии. Никто не пытался ничего выклянчить. Наоборот, если пытаешься что-то подарить, то гиды, если видели, чуть ли не отбирают сувенир силой. Вообще, гиды были очень против наших контактов с местным населением.

Землемер: А вам запрещали что-то давать, конфеты, например?

У нас в группе было человек десять, среди которых много было тех, кто требовал внимания гидов, которых было всего два. Поэтому у нас время от времени появлялась такая возможность. Видим, что гид не смотрит. Ага, там ребенок. Я пошел. Ребенку: «Держи конфету!». Дети в шоке. Смесь страха, удивления и интереса. Нет никаких отрицательных эмоций, то есть пропаганда не приводит на бытовом уровне к негативу. Это было таким открытием для нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *